Суббота, 18 сентября, 2021
Косметолог в Майами

Самая гламурная пробка Москвы: Патриаршие пруды вновь в центре конфликта


Идешь поздним пятничным вечером от «Баррикадной» по Гранатному и Ермолаевскому — и вроде бы поначалу все как 15 лет назад. Машин почти нет, хоть по проезжей части ходи; из людей — молодые парочки да редкие собачники. С другой стороны — по Мамоновскому переулку — тоже, в общем, можно идти как встарь, без ажиотажа. «Это самое» начинается в Трехпрудном и Малом Козихинском, если идти с севера, и в Спиридоньевском, если с юга. Сначала тебе говорит «привет» горящими вполнакала фарами английская машина — из тех, что стоят как неплохая квартира внутри МКАД. Стоит себе грандиозный экипаж, приткнувшись в незаметную «бесплатную» дырку на тротуаре. Рядом еще парочка таких же. Никому не мешают, не отсвечивают, внутри сидят незаметные за тонировкой усталые мужчины в формальных костюмах.

Один из трех автомобилищ (автомобилищей? Как правильно?) неслышно трогается с места и стартует по Трехпрудному к Ермолаевскому. Где и встраивается в хвост пробки: она начинается именно здесь, на стандартном маршруте поворота с Тверской на Садовое кольцо в сторону Самотеки. Достаточно посмотреть на состав пробки, чтобы понять — на дворе бум такси и служб доставки. В пробке стоят — точнее, тихо выползают на Садовое с двух направлений, с Ермолаевского и Большого Козихинского — вот кто: на 20 машин, взятых подряд в 21.40 пятницы, 12 — такси, 6 — те самые люксовые персональные автомобили, за рулем которых где шоферы, а где хозяева, оставшиеся два авто — развозные грузовички, везущие продукты из магазинов.

На обочине, кстати — парковка. Зона — самая дорогая, 380 рублей в час или 200 ночью, без выходных. На ней — один за другим слегка покрытые пылью стильные, но не самые дорогие авто. Похоже, местные, с резидентским разрешением: видно, что не только что приехали, а давно стоят.

Ну, вот и Патриаршие, тот самый «поворот Берлиоза», где несчастного литератора перерезал трамвай. Интересно, что сами пруды не сильно изменились за последние годы — там по-прежнему темновато. «Движуха», которой недовольны жители района, начинается чуть дальше — не там, где пруды, а вдоль двух следующих кварталов по Малой Бронной. Там уже слышен тусовочный гул, а на широченном тротуаре вдоль прудов как раз идиллия — возвращаются домой родители с детьми, хозяева с собаками. Кто-то даже при встрече раскланивается (были бы в моде шляпы — снимали бы, уверен).







— Что нас не устраивает? — несколько обиженно переспрашивает обладательница мопса Валентина. — А вас бы вот это (показывает на пробку) круглые сутки устроило? Конечно, хорошо бы было, если бы машины сюда не пускать.

Еще раз считаем машины в пробке, благо, ползет она по Малой Бронной очень медленно. Итак: такси комфорт-класса, такси бизнес-класса, грузовичок из продуктового онлайн-супермаркета. За ним — немецкий черный тонированный микроавтобус: «корпоративная маршрутка» или домик охранников, значит. Снова такси, на сей раз «эконом». Б-ж-ж-ж-ж — пробку обгоняет развозчик еды на мопеде. 

Но где все-таки эта чертова пробка начинается, и почему движется так медленно? Впереди, надо думать, будет яснее, куда она «упирается». Еще два шага — и Малый Козихинский, а за этим перекрестком на Малой Бронной сразу начинается веселье. Широкого тротуара как не бывало — точнее, он есть, конечно, но только занят непрерывной чередой летних веранд. Где-то между верандами образуются «ничейные пространства», дворики, где можно выпасть из потока и, например, кого-нибудь подождать, опершись на гранит. На той части тротуара, где есть проход — не удастся подождать никого: народ не идет, не бежит и не перемещается, а именно что валит валом. 

Вот тут и можно поговорить о классовости: те, кто валит (на большой скорости, компаниями) — это, в основном, ребята студенческого вида, а идут они, похоже, от «Пушкинской».

— Слушай, а у тебя на карточке-то деньги есть? — двое парней дергают свеженькие прокатные электросамокаты, пытаясь взять хоть один. Самокаты крепко прикованы, не поддаются.

— Да откуда деньги-то! Ничего нет!

— Ну и пошли тогда!

А вот те, кто сидит в ресторанах — а точнее, становится заметными, выходя из них — вот они в массе своей совсем другая история. И тут нам становится ясно, из кого состоит пробка: большая часть потока (такси и большие черные персональные машины) — едут сюда, чтобы подобрать людей из ресторанов.

Еще раз: это не те машины, на которых посетители кабаков приехали кутить. Нет, это транспорт, который они вызвали (уже в меру возможностей — кому-то такси эконом-класса, кому-то английский лимузин), чтобы после ужина в ресторане отправиться домой.







— Костя, я пройдусь пешком! — молодая женщина в безупречном красном пальто пытается отойти от такси бизнес-класса, но мужчина в клетчатом твидовом пиджаке не сдается, затаскивает ее внутрь. Еще один мужчина пытается женщине помочь, все участники процесса слегка нетрезвы — «перетягивание каната» продолжается с минуту, наконец, мужчина в пиджаке произносит нечто раздраженно-непечатное и захлопывает дверцу такси изнутри. Все это происходит на проезжей части — соответственно, пробка, хвост которой тянется от Ермолаевской, стоит. Вежливые все-таки у нас водители — никаких гудков и даже миганий фарами. Европа!

— Моя точка зрения очень непопулярна среди соседей, поэтому прошу об анонимности, — говорит случайно встреченная на Малой Бронной районная активистка, одна из участниц многих протестов против шума. — Мне кажется, дело не в автомобилях вообще, а в ресторанах. Такси в любом случае невозможно запретить сюда приезжать, как-то ведь они должны добираться к любому адресу. Да и личные машины у нас есть в каждом дворе, и немало. Значит, полностью пешеходной Малую Бронную не сделаешь. И этот шум будет, значит, продолжаться ровно столько, сколько здесь существуют эти кабаки.

На следующем перекрестке — в Спиридоньевском переулке — дежурит экипаж ДПС. С мигалками, по всей форме — контролируют ситуацию. А пробка все так же ползет, никуда не упираясь: все ведут себя более или менее вежливо и корректно, а куда денешься, если вся Малая Бронная — однополосная? И парковочных карманов на ней нет как нет. Ну, вот водители двух черных микроавтобусов с характерными «охранными» антеннами — справились, припарковались одним колесом на противоположном тротуаре, чуть не дотянув до очередного знака запрета остановки. Остальные — нарезают круги в ожидании, потому что деваться-то больше некуда.

— Парковочные места? — да мы-то не против, это вопрос к префектуре, — философски говорят гаишники. — Они решили сделать широкие тротуары, сами же жители проголосовали за них, теперь жалуются.

Такое вот комбо: «зона прилета» для выходящей из ресторана публики без единого парковочного места и однополосная дорога, упирающаяся в узкий Тверской бульвар и медленный светофор на Никитских воротах. Запретить «чужие» машины — а как вы запретите такси? Можно бы и вовсе без машин, говорите? Даже без такси — пусть пешком ходят? Возможно — вот студенты, собственно, толпами так и делают: народная тропа по Большой Бронной ведет прямо от Пушкинской площади. Только в рестораны эта публика не заходит — не по карману. 



Source link

Related Articles

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Stay Connected

21,992ФанатыМне нравится
2,941ЧитателиЧитать
0ПодписчикиПодписаться
- Advertisement -Подтяжка лица в Киеве

Latest Articles